7 апреля 2020, вторник, 17:28
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

14 мая 2013, 13:55

О публикациях в Nature, орденах и лабораториях

NYC - MoMA: Design and the Elastic Mind - Rules of Six
NYC - MoMA: Design and the Elastic Mind - Rules of Six

Елизавета Бонч-Осмоловская
Фото: Полит.ру

Елизавета Бонч-Осмоловская - доктор биологических наук, заместитель директора, заведующая лабораторией гипертермофильных микробных сообществ Института микробиологии РАН им. С.Н. Виноградского рассказала Борису Долгину, Дмитрию Ицковичу и Анатолию Кузичеву в программе «Наука 2.0» - совместном проекте портала «Полит.ру» и «Вести.FM» - о том, как живут научные лаборатории в России, о системе грантов и их распределении, а также о том, как пишутся статьи в мировые авторитетные журналы. Перед вами краткое содержание беседы. Аудиозапись передачи доступна здесь.

Наша лаборатория довольно большая, ей 17 лет. Она отделилась от лаборатории Георгия Александровича Заварзина в 1996 году. Нас было тогда шесть человек, примерно одного возраста, от 35 до 45 лет. Через некоторое время мы стали брать студентов, они делали у нас дипломы, поступали в аспирантуру, защищались, оставались. Большая часть студентов была с кафедры микробиологии МГУ, хотя были представители Университета им. Д.И. Менделеева и педагогического института. В те времена еще было легко получать для них постоянные ставки, потому что зарплаты были такие маленькие, что эти ставки были никому не нужны, а мы, конечно, все время искали какие-то дополнительные заработки.

Теперь у нас в лаборатории, вместе с новыми студентами, больше 20 человек. Между нашим поколением и молодым 15-летний разрыв. И это типичная ситуация для науки: есть 50-60 летние, потом 35 лет и моложе, моложе - и самые младшие. Первые наши студенты пришли в 1998 году. У нас сейчас лаборатория со старой гвардией, и с очень бодрой, веселой, молодой командой.

Наша  работа очень во многом держится на сотрудничестве и, исходя из того, что мы хотим сделать, мы ищем себе партнеров, как в России, так и за рубежом. Мы пытаемся найти финансирование на конкретную работу, а иногда наоборот: сначала финансирование, а потом ищем партнеров. Финансирование идет из различных источников.

Обойма грантов и «орден Ленина» в научном мире

Как и где искать инвестора - это мне совершенно не известно. В нашем случае все делается по-другому. Есть довольно много разных грантов, в первую очередь, РФФИ, хоть они и очень скромные. Наверное, сложно представить, но именно лаборатория является единицей, имеющей свой внутренний счет в общем институтском бюджете. Все гранты, все деньги получает именно лаборатория, и мы отдаем институту 10-20%. Причем, этот процент определяется условиями гранта. Институт, может, и хотел бы побольше взять, но нельзя.

Лаборатория является единицей, имеющей свой внутренний счет в общем институтском бюджете. С каждого гранта лаборатория отдает институту 10-20%.

Есть госконтракты Рособрнауки, но там даются деньги на прикладные исследования. Грант надо таким образом написать, чтобы он был понятен как в научном смысле, так и с точки зрения прикладной перспективы.

С грантами Академии Наук совершенно непонятно, потому что когда РАН  раздает деньги институтам, никакого конкурса нет, академики сами решают, кому дать средства. Они организовывают программу, потом смотрят, кто в этой программе будет участвовать, и кому сколько денег дать. Единственное исключение - это программа молекулярной клеточной биологии, благодаря заслугам Георгия Павловича Георгиева.

Академик Георгиев решил сделать впервые в истории Академии наук прозрачный конкурс, и пока никто его примеру не последовал. Этот конкурс был основан на том, что люди получают грант не столько за проект, сколько за свои публикации. Как-то в одном из своих интервью он сказал: «Все говорят о том, как трудно проводить экспертизу. Пожалуйста, экспертиза уже есть - это публикации в рецензированных западных журналах».

У нас очень много людей, которые это объявляют чуть ли не космополитизмом, заявляют, что нужно публиковаться в российских журналах, но на самом деле это совершенно общие явления для всего мира.

Национальные журналы не котируются нигде. А международные, с очень строгим рецензированием, берегут свою репутацию, и чем выше импакт-фактор - количественный показатель значимости журнала, который высчитывается из количества цитирований опубликованных в нём статей, - тем труднее в этот журнал попасть, и тем публикация ценнее. Пределом мечтаний для любого учёного, конечно, считаются Nature и Science. Однажды мой коллега подметил, что публикация в Nature - это все равно, что в советские времена орден Ленина.

Публикация в Nature - это все равно, что в советские времена орден Ленина.

В России есть журнал «Микробиология», который издается в нашем институте, но его импакт-фактор по разным причинам невысок. На мой взгляд, одна из главных его проблем: очень трудно найти независимого рецензента внутри узкого круга. Мы более или менее знаем, кто чего стоит в научном мире, но этого мало, нужно знать, что делается в мире вообще, нужно знать всю область. Если ученый знает только свою узкую область, и второго такого человека в России нет, то независимо оценить, насколько его работа соответствует мировому уровню, просто некому.

Статьи в международные журналы пишутся очень тщательно, выверяется каждое слово, потому что знаешь: впереди жесточайшая рецензия. Нужно очень много прочесть, чтобы доказать, что твое новое исследование соответствует мировому уровню. А для российского журнала достаточно процитировать свои собственные работы и послать статью. Выходит, что люди, которые и так имеют возможность финансирования для своих исследований, не хотят никаких дополнительных хлопот, им и так хорошо.

Что и как менять в науке

Я вижу, что наша наука раскалывается на две неравные части. Первая категория - это люди, которые принадлежат международной науке. У нас в институте есть сотрудники, которые работали на Западе, а потом вернулись и продолжают работать на том уровне, который они уже не могут снизить. И вторая категория - хорошие ученые, которые не хотят лишнего напряжения. Например, есть человек, который прекрасно знает свою область, он в ней специалист. Он может и не следить за новыми публикациями - он сам создал эту область и ею управляет.

Наука раскалывается на две неравные части: люди, которые принадлежат международной науке и хорошие ученые, которые не хотят лишнего напряжения.

Для того чтобы поднять престиж российской науки, нужно сильно увеличить зарплаты. Ясно, что мои молодые сотрудники получают гораздо меньше, чем их сверстники в компаниях, как я ни стараюсь обеспечить их деньгами. В нашей лаборатории зарплата составляет от 30 до 50 тыс. рублей.

Я очень часто думаю: как так получилось, что никто не уходит? За что мне вообще такое счастье - такая замечательная лаборатория? Сотрудники себя чувствуют членами международного сообщества, потому что буквально с их первых лет в лаборатории мы никогда не жалеем деньги на поездки на конференции. Они везде ездят, всех знают, их знают, и это чего-то стоит. Еще и потому потерять сотрудников пока не боюсь, потому что они начали понимать, что карьеру сделать на Западе довольно трудно.

Есть ещё один сложный момент - в наших лабораториях все места заняты, потому что люди не уходят на пенсию. У нас полно 80-летних людей. Они бы ушли, если бы была нормальная пенсия, но вряд ли возможно в масштабах страны сделать ученым иные пенсии, чем всем остальным. Хотя тогда мобильность была бы гораздо больше, и были бы места. Пусть ученых будет меньше, пусть между ними будет большая конкуренция за эти места, основанная на сравнении их публикаций. Будет конкуренция, повысится качество, и тогда наука встанет на ноги.

Как происходит на Западе? Куда деваются те ученые, которые не получают профессорскую должность? Они все идут в промышленность, есть колоссальное количество профильных компаний. Наукоемкое производство забирает этих людей, а у нас этого нет, и идти некуда. 

Обсудите в соцсетях

«Ангара» Африка Византия Вселенная Гренландия ДНК Иерусалим КГИ Луна МГУ Марс Монголия НАСА РБК РВК РГГУ РадиоАстрон Роскосмос Роспатент Росприроднадзор Русал СМИ Сингапур Солнце Титан Юпитер акустика антибиотики античность археология архитектура астероиды астрофизика бактерии бедность библиотеки биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера вакцинация викинги вирусы воспитание вулканология гаджеты генетика география геология геофизика геохимия гравитация грибы дельфины демография демократия дети динозавры животные здоровье землетрясение змеи зоопарк зрение изобретения иммунология импорт инновации интернет инфекции ислам исламизм исследования история карикатура картография католицизм кельты кибернетика киты климатология клонирование комары комета кометы компаративистика космос культура культурология лазер лексика лженаука лингвистика льготы мамонты математика материаловедение медицина металлургия метеориты микробиология микроорганизмы мифология млекопитающие мозг моллюски музеи насекомые наука нацпроекты неандертальцы нейробиология неолит обезьяны общество онкология открытия палеолит палеонтология память папирусы паразиты перевод питание планетология погода политика право приматы природа психиатрия психоанализ психология психофизиология птицы путешествие пчелы ракета растения религиоведение рептилии робототехника рыбы сердце смертность собаки сон социология спутники старение старообрядцы стартапы статистика такси технологии тигры топливо торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология физика физиология фольклор химия христианство цифровизация школа экология электрохимия эпидемии эпидемиология этология язык Александр Беглов Дмитрий Козак Древний Египет Западная Африка Латинская Америка НПО «Энергомаш» Нобелевская премия РКК «Энергия» Российская империя Сергиев Посад альтернативная энергетика аутизм биология бозон Хиггса вымирающие виды глобальное потепление грипп защита растений инвазивные виды информационные технологии искусственный интеллект история искусства история цивилизаций исчезающие языки квантовая физика квантовые технологии климатические изменения компьютерная безопасность компьютерные технологии космический мусор криминалистика культурная антропология междисциплинарные исследования местное самоуправление мобильные приложения научный юмор облачные технологии обучение одаренные дети педагогика персональные данные подготовка космонавтов преподавание истории продолжительность жизни происхождение человека русский язык сланцевая революция физическая антропология финансовый рынок черные дыры эволюция эволюция звезд эмбриональное развитие этнические конфликты ядерная физика Вольное историческое общество жизнь вне Земли естественные и точные науки НПО им.Лавочкина Центр им.Хруничева История человека. История институтов дело Baring Vostok Протон-М 3D Apple Big data Dragon Facebook Google GPS IBM MERS PayPal PRO SCIENCE видео ProScience Театр SpaceX Tesla Motors Wi-Fi

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2020.