26 апреля 2019, пятница, 14:46
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

10 января 2015, 13:33

Боря Литвак: к вопросу о курении

Борис Литвак, Дмитрий Ицкович и Игорь Свинаренко
Борис Литвак, Дмитрий Ицкович и Игорь Свинаренко

Прошедший 2014 год был трудным и страшным для многих, для все по-своему. Для Одессы он был особенно тяжелым.10 апреля 2014 года не стало Бориса Литвака, человека, построившего в Одессе "Дом с Ангелом" - реабилитационный центр для детей-инвалидов. Что это был за человек - в двух словах рассказать невозможно. Кто-то называл его "святым", кто-то "пророком". Мы публикуем беседу Бориса Литвака с писателем и журналистом Игорем Свинаренко.

См. так же: Еврейский пророк

Прекрасным летним днем 12-го года в Одессе мы сидели в уличном кафе с великим человеком – Борей Литваком. На Пушкинской, которую некоторые одесситы считают самой красивой в мире.

Боря пил чай, я – пиво. С бычками. При этом он курил, я уже нет, лет 20 как, на тот момент, – когда-то, еще при совецкой власти, бросил усилием воли. Я был тогда здоров как бык, но меня угнетала несвобода, рабская зависимость от дыма, от мерзкой травы, ну, и я решил вопрос окончательно.

А Боря курил. Курил и жаловался:

– Нога болит! Мне врач сказал: надо больше ходить. А у меня сплошные совещания…

– А ты ж можешь на ходу собрания проводить?

– Могу.

– Ну так, давай! Идешь, а они все за тобой, ты вещаешь, а они слушают, открыв рот, и запоминают. Что твой Сократ. Ну, или Платон. Видишь, нога: а ты куришь! Бросай! Ты же круче меня, ты легко бросишь.

Он снова пытается закурить, а не выходит. Чиркает, чиркает зажигалкой, искра есть, а пламени – нету.

– Да что ж такое!

А газ кончился. Понимаете, да? Газ, Украина…

Я высказываю предположение:

– Вот нога-то, небось не зря болит! Вдруг от курения? А что не прикуривается – так это тебе секретарша, Вероничка, специально выпустила газ из зажигалки! Чтоб ты меньше курил. Ты когда начал-то? Сколько куришь?

– 71 год уже.

– Да ладно! Тебе же щас…

А в тот год ему стукнуло 82. Это что же, с 11 годков, что ли он курит?

– Я тебе говорю! – Ровно 71 год курю я, – продолжал свой рассказ Боря. – Был я дитем еще в пионерском лагере. И вот один парень из старшего отряда завел меня в беседку. И достает папиросы «Порт», как щас помню, одесские такие были. И протягивает мне. А он там был пахан, ему нельзя отказать. И я покурил. Но чувств никаких не изведал! Тем не менее – курить начал. А через три дня после того как я начал курить – война началась! И мы с мамкой – на оборону города. На завод! Мамка заливает горючую смесь в бутылки, а я подтаскиваю ящики. Тут же рубят железо на мелкие осколки, это мины делали противопехотные. И складывали их в ящики, там на крышке селедка была нарисована – наверно, для рыбы их сделали. И нам, пацанам, разрешали возить эту тачку с минами. А взрывчатку доверяли только одному человеку – Михаилу Петровичу Канцевичу. Он был зам. главного бухгалтера завода. Его сын был моим другом, на 4 года старше меня, он ушел на фронт добровольцем. А мы 27 сентября на последнем судне – ушли из Одессы. Нам повезло, нашлись места, а 16 октября в городе уже были немцы. Пароход этот «Днепр» назывался, он раньше был испанский, детей из Испании привозил, – помнишь, были события? Это было самое большое судно на всем Черном море. «Днепр» был набит людьми, на палубе – тяжело раненые, а в трюме – эвакуированные и легкораненые. Шли мы в Новороссийск… По пути нас бомбили. Из Новороссийска мы начали добираться до Самарканда, там был тоже завод Кинап (завод киноаппаратуры – прим. ред.) (Их три было в Советском Союзе, кроме Одессы и Средней Азии – еще в Ленинграде, это ЛОМО, там делали оптику). Поехали мы в теплушке, с коровами… Где-то через месяц добрались до Куйбышева. Помню, сижу я в туннеле, на вокзале, с обмороженными ногами… Подходит человек в кителе, в кепочке, и спрашивает:

– Фамилия твоя Литвак?

– Ну да.

– Так я твой папа!

В первый раз я отца увидел. Мне было тогда 11 лет. Он отошел куда-то и скоро вернулся, с книжкой – «Чапаев», купил где-то. И он подарил мне эту книжку. 

– А где мама? – спрашивает.

– Она пошла хлеб искать.

– Молись на нее.

Он сказал это – и исчез. Еще на много лет. А так-то в Одессе он жил в двух кварталах от нас. Но мамка моя была гордая, отказалась с ним общаться. После того как ушла от него на 9-м месяце беременности, и родила меня в каком-то детприемнике. Там ей давали еще кормить двух беспризорных, сперва их, а уж потом меня, поэтому я недоразвитый такой. А потом она пошла на Кинап работать.

– А чего она от него ушла?

– У отца было две сестры. Все они жили в одной комнате. Мои родители – в отгороженном фанеркой углу. И вот однажды мама пришла с работы и услышала, как сестры укоряют папу, что он маме купил какие-то ботинки. Он им на это сказал: «Больше не буду, такого не повторится!» Мамке было этого достаточно, чтоб повернуться и уйти. На девятом месяце. Уйти в никуда. Она была одна на Земле. Когда я уже подрос, я спросил:

– Мамка, как ты могла уйти в такое время? 30-й год, – голод же…

Она сказала:

– Боря, лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас.

Эти ейные слова я помню. Она у меня была святыней, мамка. Скромный, тихий, спокойный человек. Образом своим она меня воспитала. В 77-м она умерла… А родилась в 1898-м. В тот год, как ее не стало, я пришел работать в эту спортшколу…

И снова про войну, – а что в жизни может быть важней, если такое случилось, выпало человеку, да еще в нежном возрасте:

– До Самарканда мы не доехали, потому что у мамки опухли ноги от голода. И мы вышли на станции Серово, это Ферганская область. Прошло уж два месяца с того дня, как мы покинули Одессу. Мамка пошла работать там в Госстрах, а я на МТС. Там верстак, я становлюсь на ящик – и достаю до тисков. Зажимаю в тисках этих собачку и крупным напильником запиливаю. Снял фаску – и вся твоя работа.

У меня был мастер, Камкин его фамилия, крупный ученый, его сослали в Сибирь, а потом в Среднюю Азию. И вот я его спрашиваю:

– Ну, кому надо столько собачек? Зачем эта дурная работа?

– Дурень, это же для магнето!

– Знаю, что для магнето! А где ж столько тракторов набрать? Нету же их и не нужны!

– Так на танке магнето такое же, как на тракторе! Дошло теперь для тебя?

Камкин ругался только так:

– Его мать, и с царем, и со знаменем!

Что это значит? Никто не знал. Мне, во всяком случае, не говорили. А позже, в 44-м, когда Камкин умер, объяснили, задним числом:

– Это он так Сталина ругал!

Там, в Средней Азии, была кругом наркота, какие-то травы немыслимые. Я же ни к чему не прикоснулся: я курил махорку. Отрываешь кусок газеты и сворачиваешь цигарку. Так солдаты делали, ну и я тоже.

  

Когда мы узнали, что Одессу освободили, то решили вернуться домой. Непросто было найти эшелон, который идет в европейскую часть Советского Союза… И вот мы сели в товарняк, и поехали… К голоду мы привыкли. А жажда – это хуже. Лежим мы там на соломе, а пить охота! И вот на каком-то полустанке я побежал взять воды. У нас был котелок, вот с ним и побежал. (Кроме котелка, у нас еще было две простыни, а больше никакого имущества). Вижу, там стоит бак, здоровенный такой. Набрал я воды – и тут вдруг из репродуктора слышу:

– Сейчас будет говорить Леонид Осипович Утесов! В связи с освобождением родного города.

И дальше говорит Утесов:

--Я написал два куплета песни «Одессит Мишка». Сейчас я спою.

И поет, не тот текст, который мы теперь знаем, а другой, боевой:

Одесские лиманы,
Зеленые каштаны
Еще услышат шелест
Развернутых знамен,
Когда войдет обратно
походкою чеканной
В красавицу Одессу усталый батальон.

И, уронив на землю розы
— Знак возвращенья своего,
Наш Мишка вдруг не сдержит слезы,
Но тут никто не скажет ничего.

У меня першило в горле, у меня полные глаза слез, я перед собой ничего не вижу, только слышу эту песню про родную любимую Одессу. И еще я услышал лязг буферов, это значило, что тронулся наш поезд. Я побежал… А это ж не перрон, это степь! Как догонять? Я бросаю драгоценный котелок по дороге, бегу… Наш второй вагон уж далеко, его точно не догнать. Но я вскакиваю каким-то чудом на арматурную лесенку, на предпоследнем вагоне. И я повис на лесенке этой. Смотрю – разъезжается дверь вагона, а там мужичок пожилой, с винтовкой в руке. И он орет:

– Я могу стрелять! Мне разрешено. Ты откуда?

Я вишу и говорю, что вот во втором вагоне мамка, а я брал воду. Тогда он затащил меня вагон. Дал горбушку хлеба и бутылку с водой.

Я отпил, откусил хлеба, а в себя не могу прийти.

– Я имею право стрелять! – снова говорит он. – Ты видишь, что вокруг?

А вокруг стоят ящики. Я присмотрелся – а это ж снаряды!

– Ну, говори, откуда ты, – спрашивает он строго.

– Из Одессы.

– Хороший город! Я там в доме отдыха был.

Это не последнюю роль сыграло в моей биографии, что я одессит… Едем, едем – а поезд всё не останавливается. Я думаю – мамка с ума сойдет, она решит, что я потерялся. И вот вдруг начал тормозить состав, мужик с винтовкой встал, сдвинул дверь. И снимает с пояса флягу:

– Это отдашь маме! А увидишь старшего лейтенанта – не говори, в каком вагоне ты ехал…

А мамка уже поняла так, что она меня потеряла. В страшном состоянии она лежала… Приехали мы в Одессу. А там… Это интересная страшная история, что мы узнали первым делом. Вышли мы на станции Одесса-Товарная. Мамка говорит:

– А давай зайдем к Мане!

Где сейчас рыбный ряд роскошный, там был их дом. Это страшная история… Но ее надо знать об этом городе. У Мани муж был, Самуил его звали. У него была густая борода такая окладистая. Я его называл тогда Шмидтом, он же похож было немного на Отто Юльевича. Мы ждали встречи с Маней… Она перед нашим отъездом из Одессы мамке принесла на завод, немецкую листовку. На русском.

– Вот же пишут, что ничего не будет! Не тронут никого!

Маня тогда уговаривала мамку остаться. Все ж будет хорошо, вот обещают же люди. А я и сам такую листовку нашел в балке возле завода, там рядом еще не было «Гидравлики». Но мы таки решили ехать. А Маня осталась, ну а что, у нее ж муж тогда был в ополчении, Самуил, которого я Шмидтом называл. А сын на фронте был, он кончил индустриальный институт. Дочка у Мани была, я помню, а у нее коса до пят – и грудной ребенок у нее.

Ну, а теперь самая страшная часть рассказа. Мы зашли в дом… Женщина открывает нам дверь. А там четыре семьи жило. И нам эта женщина рассказывает. Как все было. Потом, осенью, уже в городе висели немецкие листовки иного плана. И там информация была, что расстреляют весь дом, весь двор, если найдут хоть одного еврея, которого прячут. А соседи, да, прятали эту семью в подвале. И кормили их в подвале. Мы стоим, вот как щас помню, в том коридоре… Там гвоздь еще был в стене, на нем раньше висели санки. И вот Самуил вернулся из ополчения, ночью, и соседи предложили ему спуститься вниз, где его семья. Он сказал – хорошо, и спустился к ним, и вернулся, и попросил эту женщину, которая нам рассказывала – можно санки взять? И еще спросил, сколько человек живет в доме. Насчитали 18. Короче, ночью он посадил на сани свою жену и детей – и увез их на смерть. На этом гвозде он оставил записку: «4 – меньше, чем 18. Спасибо за все».

Вот такой рассказ нам пришлось с мамкой выслушать. Вот как это было.

Когда мы вернулись, все было уже в порядке в Одессе. С 44-го уже появлялась тут вся российская эстрада. Приезжала Шульженко, Щукин Николай был, Миронова/Менакер, вся эта компания… А Утесов появился в 46-м, ничего? Родной город… И вот, у него концерт в Зеленом театре. А мы, пацаны, тренировались рядом на стадионе. И нам тренер сказал: Пацаны, Утесов! Прорывайся, кто как может, получите удовольствие. Мы через забор туда перелезли. Полный зал. Но! От авансцены до первого ряда расстояние метров 10, и все заполнено на всю ширину зала – вот этими, которые на подшипниках с колотушками в руках. По булыжникам ездили. Их было много тогда у нас…

Утесов спел три песни.

В том числе «Одессит Мишка», с развернутыми знаменами. А последний куплет был такой:

Ты ж одессит, Мишка,
Земля родная,
Одесса ждет тебя
С победой ждет!
Ведь ты моряк, Мишка,
Мы твой путь знаем –
Великий путь,
Победный русский путь вперед!

Такой был куплет.

И дальше, короче, орут – Бис! А он не реагирует. А тут же вчерашние фронтовики, люди нервные. И полетели на сцену костыли. Полетели эти колотушки. Никакого впечатления на Утесова это не произвело. Когда стало ясно, что петь он не будет, мы стали в него кидать помидоры, откуда-то там взялся целый ящик.

Он сел в свою машину и уехал.

В Одессу он снова приехал только в 57-м, – через 11 лет.

Но я повидался с ним еще раньше.

Мы, пацаны с Кинапа, приехали командой в Ленинград. Одесский наш завод Кинап соревновался с Ленинградским Кинапом. Нас 15 человек, мы закрывали легкую атлетику, волейбол, баскетбол и настольный теннис. 250-летие Ленинграда как раз было. А у меня была ученица на заводе, девочка, тоже с нами тогда поехала. И она приходит ко мне:

– Боря, Утесов в Летнем саду!

Я говорю:

– Мы идем.

Он тогда спел песню «Дорогие мои москвичи», но слова поменял: «Ленинградцы мои земляки».

Антракт.

Я говорю девочке:

– Идем.

А он сидит на садовой скамейке, отдыхает. Я подошел…

О чем я буду жалеть всю жизнь… Текст который я ему сказал в связи с тем, что я видел здесь… – Понимаешь, в чем дело? И я когда-то давал интервью НТВ, и она мне говорит – Боря, почему ты не говорил на том языке, на котором ты с ним говорил?

– Как тебя зовут, мальчик?

– Мне 27 лет. Я не мальчик.

И тогда я ему сказал, что хотел давно сказать, что думал про него. Это был другой язык. Я не могу его воспроизвести, не хочу сейчас.

Я искренне пережил ту историю, которая была в Одессе, с инвалидами, когда он отказался петь для фронтовиков. Наверно, и девочке, которая была со мной рядом, я хотел показать, какой я герой. Короче я все ему сказал. Он даже не пытался мне ответить.

– Если бы это было в одесской коммуналке, какая-нибудь бабушка непременно б сказала: «Де пошт ништ фор де гоим».

Этой фразе меня, кстати, сам Боря и научил. Но сейчас ему было не до шуток.

– Он все это выслушал молча. А в Одессе он не появлялся еще лет семь. В тот год, когда он снова к нам приехал, в городе был на гастролях Образцов, с «Необыкновенным концертом», там был Зямочка Гердт, ну, ты помнишь. Так за пять кварталов спрашивали лишний билетик. Невозможно было попасть просто! А после него – Утесов. Так треть зала была занята. Треть зала, в Одессе, на Утесова! Это был протест.

– Это всё я тебе рассказал к вопросу о курении. Ты спросил – я рассказал…

Больше мы с Борей не виделись.

Фото Юлии Каденко 

Обсудите в соцсетях

Система Orphus

Главные новости

20:57 Госсекретарь США назвал необходимым продление договора СНВ-3
20:30 СКР опроверг выводы о взрывчатке в рухнувшем самолете Качиньского
19:56 Помощник прокурора метро Петербурга задержан за взятку
19:30 Басманный суд арестовал счета и недвижимость Михаила Абызова
19:03 Минфин предложил отказаться от системы контроля самозанятых
18:44 Единственный независимый член совета директоров «Восточного» вышел из правления
18:17 ГД рассмотрит законопроект о лишении свободы на срок до 15 лет за пьяные ДТП
18:00 Выбрано место для добычи древнейшего льда на Земле
17:44 Компания Пригожина потребовала от ФБК и Навального 1 млрд рублей за расследование о школьном питании
17:23 Власти Петербурга предложили ввести туристический сбор
16:59 Совфед одобрил согласованный с ГД вариант закона о хостелах
16:33 Впервые показано фото черной дыры
16:00 Самое высокое тропическое дерево растет на Калимантане
15:23 Shell выйдет из «Балтийский СПГ»
15:03 Ученые пообещали показать черную дыру
14:43 Сотрудник ФСБ получил шесть лет колонии по делу о госизмене
14:25 СК попросил для Калви домашний арест
14:00 Австралийские аборигены помогают ученым спасать ящериц
13:53 Медведев рассказал школьникам о своих самых сложных решениях на посту
13:17 Жителя Астрахани осудят за недонесение на боевика ИГ
12:47 Чайка рассказал о борьбе ГП в интернете
12:17 Чайка рассказал Совфеду о нарушениях во ФСИН и СК
12:00 430 миллионов лет назад в морях плавал ктулху
11:55 СК заблокировал счета Абызова после попытки вывести с них деньги
11:34 Турция пообещала купить новую партию С-400 при отказе США поставлять Patriot
11:09 Источник сообщил о согласии ЕС на отсрочку по Brexit
10:50 Из Русского музея пытались утащить скульптуру с помощью крюка
10:22 В Воронеже местного жителя задержали после наезда на курсанта
10:10 Глухим лягушкам найти брачного партнера помогает флуоресценция
09:57 Amnesty International заявила о рекордном снижении числа казней в мире
09:28 В отделениях «Почты России» появятся магазины Fix Price
09:17 Блогер подала иск к «Тинькофф банку» о защите репутации
08:06 Мэр Нью-Йорка объявил режим ЧС из-за вспышки кори
07:47 Опрошенные россияне назвали размер «достойной» зарплаты
05:32 ЦИК Израиля огласил предварительные итоги выборов в Кнессет
03:57 И.о. замминистра внутренней безопасности США подала в отставку
02:54 YouTube разблокировал видеоклип группы «Альянс»
02:20 Далай-лама госпитализирован в Нью-Дели с инфекцией
01:20 Шойгу велел отправить «бездушных» сотрудников военкомата в «горячие места»
00:20 Серебренников впервые после ареста вышел на сцену «Гоголь-центра»
09.04 23:59 В Минтрансе назвали срок сдачи скоростной трассы Москва — Петербург
09.04 23:00 СБУ задержала жительницу Запорожья за «антиукраинскую пропаганду»
09.04 22:36 Глава Минюста США рассказал о редактировании доклада Мюллера
09.04 22:10 Нетаньяху и его главный соперник заявили о победе на выборах в Израиле
09.04 21:56 Экс-мэра Владивостока приговорили к 15 годам колонии строгого режима
09.04 21:30 Опубликован шорт-лист Международной Букеровской премии
09.04 20:52 Фонд кино выбрал 14 фильмов для финансирования съемок
09.04 20:36 Суд продлил арест топ-менеджеру Baring Vostok по делу о хищении
09.04 19:57 Палата общин проголосовала за отсрочку Brexit до 30 июня
09.04 19:30 В штабе Порошенко объяснили появление Путина на его плакатах
«ВКонтакте» «Газпром» «Зенит» «Мемориал» «Мистраль» «Оборонсервис» «Роснефть» «Спартак» «Яблоко» Абхазия Австралия Австрия Азербайджан Антимайдан Аргентина Арктика Армения Афганистан Аэрофлот Башкирия Белоруссия Бельгия Бразилия ВВП ВКС ВМФ ВПК ВТБ ВЦИОМ Ватикан Великобритания Венесуэла Владивосток Внуково Волгоград ГИБДД ГЛОНАСС Генпрокуратура Германия Голливуд Госдеп Госдума Греция Гринпис Грузия ДТП Дагестан Домодедово Донецк ЕГЭ ЕСПЧ Евровидение Еврокомиссия Евромайдан Евросоюз Египет Екатеринбург ЖКХ Израиль Ингушетия Индия Индонезия Интерпол Ирак Иран Испания Италия Йемен КНДР КПРФ Казань Казахстан Калининград Камчатка Канада Каталония Кемерово Киев Киргизия Китай Конституция Кремль Крым Куба Курилы ЛГБТ ЛДПР Латвия Ливия Литва Лондон Луганск МВД МВФ МКС МОК МЧС Малайзия Мексика Мемория Минздрав Минкомсвязи Минкульт Минобороны Минобрнауки Минпромторг Минсельхоз Минтранспорта Минтруд Минфин Минэкономразвития Минэнерго Минюст Молдавия Мосгорсуд Москва НАСА Нигерия Нидерланды Новосибирск Норвегия ОБСЕ ООН ОПЕК Одесса ПДД Пакистан Паралимпиада Париж Пентагон Польша Право Приморье Продовольствие РАН РЖД РПЦ РФС Росавиация Роскомнадзор Роскосмос Роспотребнадзор Россельхознадзор Россия Росстат СМИ СССР США Сахалин Сбербанк Севастополь Сербия Сирия Сколково Славянск Сочи Таджикистан Таиланд Татарстан Трансаэро Турция УЕФА Узбекистан Украина ФАС ФБР ФИФА ФСБ ФСИН ФСКН Филиппины Финляндия Франция Харьков ЦИК ЦРУ ЦСКА Центробанк Чехия Чечня Швейцария Швеция Шереметьево Эбола Эстония ЮКОС Якутия Яндекс Япония авиакатастрофа автопром алкоголь амнистия армия археология астрономия аукционы банкротство беженцы бензин беспилотник беспорядки биатлон бизнес бокс болельщики вандализм взрыв взятка вирусы вузы выборы гаджеты генетика гомосексуализм госбюджет госзакупки госизмена деньги дети доллар допинг драка евро журналисты законотворчество землетрясение импорт инвестиции инновации интернет инфляция ипотека искусство ислам исследования история казнь кино кораблекрушение коррупция космос кража кредиты культура лингвистика литература медиа медицина метро мигранты монархия мошенничество музыка наводнение налоги нанотехнологии наркотики наука недвижимость некролог нефть образование обрушение общество ограбление оппозиция опросы оружие офшор палеонтология педофилия пенсия пиратство планетология погранвойска пожар полиция похищение правительство православие преступность происшествия ракета рейтинги реклама религия ритейл рубль санкции связь сепаратизм следствие смартфоны социология спецслужбы спутники страхование стрельба строительство суды суицид тарифы театр телевидение теракт терроризм технологии транспорт туризм убийство фармакология физика фоторепортаж футбол хакеры химия хоккей хулиганство цензура школа шпионаж экология экономика экстремизм этология «Единая Россия» «Исламское государство» «Нафтогаз Украины» «Правый сектор» «Справедливая Россия» «болотное дело» Александр Лукашенко Александр Турчинов Алексей Кудрин Алексей Навальный Алексей Улюкаев Амурская область Анатолий Сердюков Ангела Меркель Антон Силуанов Аркадий Дворкович Арсений Яценюк Барак Обама Басманный суд Башар Асад Белый дом Борис Немцов Валентина Матвиенко Верховная Рада Верховный суд Виктор Янукович Виталий Мутко Владимир Жириновский Владимир Маркин Владимир Мединский Владимир Путин Вячеслав Володин Дальний Восток День Победы Дмитрий Медведев Дмитрий Песков Дмитрий Рогозин Дональд Трамп Евгения Васильева Забайкальский край Интервью ученых Ирина Яровая Иркутская область История человечества Кирилл Серебренников Конституционный суд Космодром Байконур Краснодарский край Красноярский край Ксения Собчак Ленинградская область МИД России Мария Захарова Михаил Прохоров Михаил Саакашвили Михаил Ходорковский Московская область Мурманская область Надежда Савченко Николас Мадуро Нобелевская премия Новосибирская область Новый год Олимпийские игры Ольга Голодец Павел Дуров Палестинская автономия Папа Римский Первый канал Петр Порошенко Почта России Приморский край Рамзан Кадыров Реджеп Эрдоган Республика Карелия Ростовская область Саратовская область Саудовская Аравия Свердловская область Сергей Лавров Сергей Нарышкин Сергей Полонский Сергей Собянин Сергей Шойгу Следственный комитет Совбез ООН Совет Федерации Ставропольский край Счетная палата Тереза Мэй Франсуа Олланд Хабаровский край Хиллари Клинтон Челябинская область Черное море Эдвард Сноуден Элла Памфилова Эльвира Набиуллина Южная Корея Юлия Тимошенко авторское право администрация президента акции протеста атомная энергия баллистические ракеты банковский сектор биология большой теннис визовый режим военная авиация выборы губернаторов газовая промышленность гражданская авиация гуманитарная помощь декларации чиновников дороги России информационные технологии климат Земли компьютерная безопасность космодром Восточный крушение вертолета легкая атлетика лесные пожары междисциплинарные исследования мобильные приложения морской транспорт некоммерческие организации общественный транспорт патриарх Кирилл пенсионная реформа пищевая промышленность права человека правозащитное движение преступления полицейских публичные лекции русские националисты сельское хозяйство сотовая связь социальные сети стихийные бедствия телефонный терроризм уголовный кодекс фигурное катание фондовая биржа химическое оружие эволюция экономический кризис ядерное оружие Великая Отечественная война Вторая мировая война Ирак после войны Ким Чен Ын Революция в Киргизии Российская академия наук Стихотворения на случай Федеральная миграционная служба борьба с курением выборы мэра Москвы здравоохранение в России связь и телекоммуникации тюрьмы и колонии Совет по правам человека аварии на железной дороге естественные и точные науки закон об «иностранных агентах» видеозаписи публичных лекций «Полит.ру» Новые технологии, инновации Сочи 2014 Кабардино-Балкария Левада-Центр Нью-Йорк Санкт-Петербург отставки-назначения шоу-бизнес Ростов-на-Дону ЧМ-2018 Компьютеры, программное обеспечение Книга. Знание ВИЧ/СПИД Apple Bitcoin Boeing Facebook Google iPhone IT NATO PRO SCIENCE видео ProScience Театр Pussy Riot Telegram Twitter

Редакция

Электронная почта: politru.edit1@gmail.com
Адрес: 129090, г. Москва, Проспект Мира, дом 19, стр.1, пом.1, ком.5
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.